Рыбалка и охота

История о рыбалке и чертях

1

Вся эта история произошла зимой, в это время клев налима был самый активный. Дело было в маленьком военном городке. Мужики дружной компанией ходили частенько на рыбалку. Они скидывались деньгами на бензин, брали чью-нибудь машину и отправлялись в излюбленное место отдыха. А там брали лыжи и шли пешком еще несколько километров. Именно в такой поездке случилась эта история.

Погода выдалась очень хорошая, было много солнца, а небо было чистейшее. Легкий морозец пощипывал щеки и придавал бодрости и хорошего настроения рыбакам. Планировалось, что на природе они проведут дня 3, не меньше, потому что на такое расстояние ехать ради одного дня не имело смысла. Но никто проблемы не видел в этом, потому что вблизи стоянки была оборудованная землянка. Это строение было сделано очень основательно. В ней при необходимости можно было бы даже жить некоторое время, потому что в ней было по-настоящему тепло. Здесь была предусмотрена печь, а это значило, что можно приготовить горячий обед или ужин. Имелся и стол со стульями, разная посуда и даже кровати. Кто-то изрядно позаботился о благополучии рыбаков.

Как только рыбаки прибыли на место стоянки, все снасти тут же были разложены, а рюкзаки с вещами распакованы. Первый день оказался очень удачным на улов – 17 налимов королевского размера были засчитаны в актив рыбалки. Две рыбины тут же были пущены на уху, а всю остальную рыбу сложили в снег. На следующий день рыбалка прошла примерно так же удачно, но уже начинало клевать гораздо хуже, потому что погода ухудшалась.

Утром, когда все поднялись на третий день, то ощутили сильный ветер, да и снег повалил достаточно сильно. Понятно, что в такую погоду особо рыбу не половишь. Даже выходить на улицу в такой снег не особо хочется, а рыба вообще клевать не станет.

Было решено посидеть в землянке и подождать, чтобы погода хоть немного наладилась. Затопили печь, от тепла всех начало клонить в сон. Ощущалось приятное томление. К вечеру кто-то приготовил свежую уху, и ее запах заполнил все пространство комнаты. Близился ужин, начали накрывать на стол. Из дома были предусмотрительно захвачены консервы, хлеб, соусы домашнего приготовления, пирожки, лук, чеснок, бутерброды, что не успели доесть за 2 предыдущих дня. И, конечно, все это великолепие дополняла водка. Без нее стол рыбака и не представить.

Когда ужин был окончен, потекли неспешные беседы, но разговоры были недолгими. Можно сказать, что голоса стихли уже минут через 20-30. Все были очень уставшие за последние дни, да и водочка делала свое дело.

baikal-05

Утром погода обрадовала рыбаков отсутствием ветра, остались только снежные сугробы. Под одним из таких снежных холмов находилась и землянка. Солнце светило очень ярко, а небо было ясным. В землянке, между  тем, все еще было темно, потому что снег замел ее по самые окна, и теперь солнечный свет не мог проникнуть внутрь. Было в районе 9 часов утра, именно в это время и начали развиваться события всей истории.

Напомним, что в землянке было очень темно, да и тишина стояла просто гробовая. Из-за толщи снега с улицы тоже звуки не пробивались. И тут просыпается один из рыбаков Николаич. Он чувствовал себя не самым лучшим образом, голова была тяжелой, потому что вчера он явно переборщил с водочкой. Мысль давалась ему очень тяжело, но все равно самые разные идеи и предположения  начали посещать мозг. Николаич силился понять, где он находится и что происходит. Почему-то первая мысль, которую он смог у себя сформулировать была такой: «Неужели я умер?». Сходство с представлениями о загробном мире было – тишина гробовая, темень стоит непроглядная.

Затем Николаич подумал: «Да, не может быть… Когда умирают, то потом видят ангелов всяких. Они летают и поют гимны. И светло должно быть, потому что, когда умирают, то видят свет. Да, и где остальные люди тогда?» Эта мысль показалась Николаичу странной, очень много несовпадений в его предположениях получалось. Но все равно, навязчивая мысль об ангелах не оставляла его. Из-за их отсутствия Николаич как-то даже взволновался.

Тогда эту мысль сменила другая: «Может быть я попал не в рай?». И тут факты явно указывали на это – не было ангелов, песен, света и прочей светотени, которая полагается в раю. От развития мысли у Николаича похолодела спина, ведь если это не рай, то ему суждено мытариться в аду… Его голова и так была воспалена после вчерашней водки, а теперь и вовсе на лбу выступил крупный пот, а внутри было ощущение того, что внутренности оборвались. Теперь воображение рисовало чертей, которые с вилами ожидают его у кипящих котлов. Далее последовала череда образов, которые он помнил или представлял – адские печи, языки пламени, страдания мучеников. И всплыла странная фаза в голове, что-то про вечные муки… Но Николаич открыл глаза, и ничего этого тоже не было. Просто темно и тихо, никаких чертей, огня и прочих атрибутов ада. Тогда вообще не понятно, где находился Николаич. Он сам задал себе этот вопрос еще раз.

Тут в его светлую голову пришла очередная гениальная идея. Еще от своей покойной бабушки он слышал, что помимо ада и рая существует чистилище. Здесь дается последний шанс, чтобы спастись. Этот ответ на вопрос подходил больше всего, потому что на рай или ад было не похоже, это было что-то промежуточное. Точно, это чистилище! Но тогда нельзя терять ни момента, а то можно угодить в ад! Николаич начал с трудом вспоминать хоть какую-нибудь молитву. Понемногу в голову пришли строки «Отче наш». Про себя Николаич проговорил молитву и начал ожидать переноса с рай. Но ничего не происходило. Тревога о том, что ничего не меняется, снова накрыла его. Может, что-то не так делаю?

hell-1

Тут Николаич вспомнил, что пару лет назад один человек сказал ему, что молиться нужно не заученными молитвами, а от себя, своими словами. Только так можно обратиться к Богу напрямую.

Николаич решил попробовать молиться таким способом, потому что искренне надеялся, что это может сработать. Он уже так погрузился в свои мысли, что не заметил, что начал молиться уже вслух: «Я обращаюсь к тебе, Господи, прямо из чистилища. Прости меня за мои грехи. Прости, что не молился на земле, а молюсь отсюда. Прости, я часто матерюсь, и в церковь никогда не ходил, свечки ни разу не ставил. Часто выпиваю. Прости, Господи, меня за мои прегрешения. Прими мою душу в рай. Аминь!».

Тут донеслись голоса: «С чего ты это к Богу собрался? Ты допился что ли? Рано тебе еще душу отдавать, тебе еще 40 нет, молодой еще! Детей еще на ноги должен поставить, а ты помирать собрался». Такие слова разрезали  тишину, как гром в мае. Николаича аж еще раз пробил пот. Он резко вспомнил, что поехал на рыбалку, что пили вчера, и что спят они в землянке. Весь этот объем воспоминаний рухнул на Николаича как ком снега.

— Валерыч, ты?

— Ну, не апостол Павел же.

— Боже, как же хорошо, я живой…